41/14:
Эвакуация Донбасса


Алла Коник
волонтер Общественной Инициативы «Восстановление Донбасса»
У некоторых событий нет срока давности по эмоциональности восприятия.
В июне у большинства дончан «два года». Для тех, кто в июне 2014 года выехал из родного города для того, чтобы больше не вернуться, не нужно уточнять о какой дате идет речь.
Эвакуация как процесс, организованное спасение гражданского населения и материальных ценностей отсутствовали.
Для остальных, которые сейчас устало перелистывают новости с заголовками «Донбасс», «война и мир» все истории кажутся одинаковыми: «сорвались с одной сумкой чтобы переждать две недели и вернуться».
При этом в разговоре ни первых, ни вторых не услышать такого слова как «эвакуация». И не потому, что это тяжеловесный термин из прошлого как-то не применим к тому хаосу, страху и бегству 2014 года. Все еще проще - эвакуация как процесс, организованное спасение гражданского населения и материальных ценностей отсутствовали.
В доказательство этому существуют объективные и субъективные факторы. 22 июня – особая дата, для того, чтобы попробовать вспомнить как это было. В 1941-м году и затем 73 года спустя.


Безусловно, сравнивать эвакуацию 1941 года и хаос 2014-го возможно только из открытых источников и с учетом того, что история – самая неточная из наук. Однако, это сравнение необходимо хотя бы в силу того, что Донбасс на данный момент единственный регион Украины, который дважды переносит войну. Разную по своим причинам, формам и последствиям – но по сути, совершенно одинаковую войну – потому что на ней гибнут люди. Именно поэтому, так важно понимать, что за каждым событием, датой, явлением и цифрой стоят люди, через жизнь которых уже в нескольких поколениях прошла война.
1941-й
В августе танковая группа генерал-полковника фон Клейста прорвала фронт под Днепропетровском. Девятая, двенадцатая и восемнадцатая армии Южного фронта, которые держали оборону Донбасса, понесли огромные потери и были отброшены. 15 августа Красная Армия оставила Кривой Рог. На Донбасс двигалась немецкая шестая армия из 14 дивизий.
Совет по эвакуации был создан уже на второй день после начала войны - 24 июня 1941 года. Процессом эвакуации Донбасса руководила комиссия во главе с Д.Л. Жилой. К второму дню работы Совет представил план эвакуации предприятий. Важнейшими промышленными районами оказавшимися под угрозой захвата или уничтожения бомбардировочной авиацией, были вся Центральная и Восточная Украина, включая районы Донбасса, Харькова, Днепропетровска, Кривого Рога, Никополя и Мариуполя.

Именно эту эвакуацию промышленности, ее «расселение» на востоке историки отнесут потом к числу самых поразительных организаторских подвигов во время войны.
Так, уже 5 июля было принято постановление вывезти в Магнитогорск броневой стан Мариупольского завода им. Ильича, хотя Мариуполь находился еще в сотнях километров от линии фронта. 24 июля эти работы уже завершились.

Остальная часть завода продолжала работу даже, когда в город ворвался авангард фашистских войск. Мартеновский цех завода не успели подорвать именно по этой причине. Секретаря Мариупольского горкома партии, который не оставлял рабочее место, застрелили в собственном кабинете.
События на Южном фронте развивались стремительно, поскольку перед немецкой армией стояла стратегическая цель – как можно быстрее установить контроль над промышленным узлом Донбасса.
Но с июня по октябрь с юго-востока Украины было вывезено в общей сложности 283 крупных промышленных предприятия и 136 небольших заводов.
То, что не возможно спасти – необходимо было уничтожить. Был составлен план уничтожения и сформированы группы подрывников. Выдачу взрывчатки вели на заводе №144 Сталино (Донецкий завод казенных химических изделий в Донецке, полностью уничтоженный в ходе боев в аэропорту в 2015 году) и развозили по объектам.
Первая бомбардировка Сталино началась 31 августа 1941 года. Первый самолет-разведчик долго кружил над территорией металлургического завода. Первая бомба упала на проспекте Лагутенко. Пятая – на Пожарной площади. Количество жертв этой первой бомбардировки не известно.
Зенитные орудия, которые стояли в городе давали отпор немецкой авиации. В дальнейшем город бомбили только 2 раза. Такое малое количество налетов немецкой тяжелой авиации было обусловлено большим количеством промышленных предприятий. Перед немецкой армией стояла цель - захватить их «на ходу», в рабочем состоянии.

Тем временем, из Сталино без остановки уходили эшелоны на Урал и в Западную Сибирь.
8 октября нарком (министр черной металлургии СССР) Иван Тевосян отдал приказ об эвакуации Сталинского металлургического завода. Для охраны заводской территории организовали истребительный батальон во главе с В.П. Свириным. По распоряжению наркома ежесуточно шли поставки 250 вагонов для вывоза оборудования.
На рассвете 9 октября 1941 года домны выпустили последний чугун, залили им ковши и все подъездные пути, после чего «закозлили» все доменные печи (привели их в негодность). Первый эшелон с оборудованием Сталинского метзавода ушел 9 октября в 23.00, последний 14 октября. 14 октября все специалисты завода во главе с директором С. Лядовым покинули Сталино на 26 автомашинах.
В начале октября немецкая армия была на подступах к Сталино.

2014-й
7 апреля 2014 года, и. о. Президента Украины Александр Турчинов в связи с захватами административных зданий в Харькове, Донецке и Луганске и провозглашением Харьковской и Донецкой народных республик, объявил о создании антикризисного штаба и о том, что «против тех, кто взял в руки оружие, будут проводиться антитеррористические мероприятия».
10 апреля в Донецке председатель «временного правительства» ДНР объявил о начале формирования собственной «народной армии» «для защиты народа и территориальной целостности республики».
12 апреля вооружённая группа заняла город Славянск, который превратился в центр противостояния.
13 апреля в городах Енакиево, Макеевка и Мариуполь митингующие заняли здания городских администраций и подняли флаги «ДНР».
14 апреля под контроль сил «ДНР» перешли Горловка, Харцызск, Ждановка и Кировское.
14 апреля на сайте Президента Украины был размещён текст указа № 405/2014 о начале антитеррористической операции на востоке Украины: «Ввести в действие решение Совета национальной безопасности и обороны Украины от 13 апреля 2014 г. «О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранению территориальной целостности Украины». Указ вступил в силу со дня опубликования.
16 апреля в Краматорск зашла украинская военная техника, в этот же день в Донецке представители «Оплота» захватили Донецкий городской совет.
В первую очередь террористические действия бьют по нашим гражданам. Я обращаюсь к жителям Донецкой, Луганской областей: надо поддержать проведение Антитеррористической операции и вместе покончить и с террористами, и с сепаратистами в этих областях
Александр Турчинов
И.О. Президента
18 апреля над зданием Донецкого аэропорта им. Прокофьева был поднят флаг «ДНР».
Активные боевые действия с применением авиации за контроль над аэропортом начались 25 мая.
23 мая благотворительные фонды начинают организованный вывоз автобусами жителей Славянска из зоны активных боевых действий. Все договоренности и гарантии безопасности существуют только устные.

В ходе тяжелых вооруженных столкновений на севере Донецкой области, группа захватчиков оставила Славянск 5 июля 2014 года и начала переброску сил в Донецк.
Донецкий городской совет опровергает призывы к массовой эвакуации. Обладминистрация, тем временем, на своем сайте разместила несколько видеороликов с правилами оказания первой медицинской помощи в экстренных ситуациях. Также на подъездах жилых домов коммунальщики расклеивают объявления, где можно укрыться во время обстрела или авианалета. А по электронной почте рассылают памятки, как вести себя в чрезвычайных ситуациях.

С 25 июля 2014 году общественные инициативы, объединения граждан, волонтерские группы начинают вывозить людей из Донецка и из Горловки. По разным оценкам волонтеры перевезли от 50 до 100 тысяч жителей временно неподконтрольной территории.
4 августа 2014 года пресс-центр штаба АТО сообщил о том, что будут определены гуманитарные коридоры для вывоза жителей, противоборствующие стороны согласуют маршруты, время прекращения огня и опознавательные знаки для гражданского населения.

15 ноября 2014 года Президент Украины Петр Порошенко подписал указ №875/2014 "О неотложных мерах по стабилизации социально-экономической ситуации в Донецкой и Луганской областях". Пункт 3 (б):
«Принять меры по прекращению на отдельных территориях в районе проведения антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях деятельности государственных предприятий, учреждений и организаций, их филиалов (отделений), представительств; эвакуации работников (с их согласия); вывоз по возможности имущества и документации; перевести государственных служащих и должностных лиц местного самоуправления с отдельных территорий в районе проведения антитеррористической операции в Донецкой и Луганской областях на работу в другую местность».

В штабе АТО сообщили, что опознавательным знаком для гражданского населения является белое полотнище для групп людей и широкая белая повязка на рукаве у каждого гражданина. С собой жители городов могут вывозить личные вещи. Огонь на расстоянии 200 м влево-вправо от определенных коридоров прекращается с 10.00 до 14.00 ежедневно.
Елена Темникова, менеджер по продажам, Донецк:
— 26 мая мы решили устроить вечер без телевизора. Муж сказал, что сегодня эвакуировали железнодорожный вокзал и закрыли аэропорт. Над городом постоянно гудел самолет. Сыну было очень интересно, он прямо неотрывно смотрел в небо, чтобы все рассмотреть на низкой высоте. У нас окна выходили на «Донбасс Арену» и было отлично видно как над городом кружили самолеты.
Что вы делали, когда увидели атаку на аэропорт?
— Не поверите, ничего. Это было кино, которое мы молча смотрели из окна. Никаких инстинктов к спасению, паники, бегства. Только постоянно созванивались с друзьями и задавали друг другу один и тот же вопрос: «Вы тоже это видите?». Помните, американский блок-бастер «День независимости»? Вот такое же чувство полного оцепенения. Вопрос, что делать мы с мужем обсуждали как меню на ужин. Все казалось настолько нереальным, что мы не понимали угрозу для себя. Уходить прямо сейчас некуда. Искать, где еще есть бомбоубежище – отмели сразу. Выехать к родственникам в центр посчитали какой-то совсем крайней мерой.
Что начало меняться после этого?
— Какая-то внутренняя паника в городе. Когда на следующее утро мы вышли отвести ребенка на занятия, стало заметно, что в Донецке уже совсем другая обстановка. Люди обсуждали какие-то самые неимоверные слухи, зачистку или штурм чуть ли не каждый час. Но никто не говорил об отъезде! Наши друзья жили на Октябрськом, практически на передовой и прямо на кураже рассказывали, что происходило. Но даже не думали ничего бросать! О каком отъезде может идти речь? Мы с мужем только-только купили в кредит квартиру мечты. Женя, наш сын, пошел в первый класс, на работе у мужа тоже все в порядке. Он работал на крупном металлургическом предприятии Донецка. Мы были убеждены, что это вопрос двух-трех недель.
Было какое-то событие, которое поставило окончательную точку в вашей уверенности?
— Не смогу забыть 1 июня. Я забирала сына из бассейна и мы стояли на перекрестке на «Ветке». Впереди нас проехал военный грузовик с огромной установкой и тащил на прицепе еще какой-то орудие. Мой 7-ми летний сын начал мне объяснять: «Мамочка, это не пулеметы, а миномет…» и стал называть мне какие-то калибры, модели и что он делает. Меня парализовало. Они обсуждали это с одноклассниками и читали новости в интернете. Мой ребенок первым сказал мне это слово: «Мам, к нам на войну еще могут приехать танки». Вы понимаете о чем речь? Дети говорили друг с другом, что началась война, пока мы – взрослые, шутили, что когда все закончится, нужно поехать посмотреть, что было в аэропорту и как скоро мы сможем спланировать отпуск.
Как вы уехали?
— Только не смешите меня гуманитарными коридорами, «зелеными» коридорами, сопровождением военных и часами выезда. За неделю мы решили, что наверное нужно переждать «АТО» где-то в отпуске и свозить ребенка на две недели на море. 15 июня мы провели последний день в Донецке и в 6 утра следующего дня муж на своей машине отвез нас в Бердянск. Так буднично, как будто город не был на военном положении, никакого экстрима! Настоящие тесты на прочность у нас начались уже после того, как мы выехали из города. Обвиняю ли я тех, кто под дулами автоматов заставлял моего мужа демонтировать оборудование завода? Уже нет. Виню ли я тех, кто ровнял целые районы Донецка с землей? Мне сложно на это отвечать. Что я чувствую, когда мой сын говорит об оружии? Я как мать, точно не хочу, чтобы мой сын разбирался в типах боевых гранат.
И еще я точно никогда не смогу простить тех, кто решил, лучший способ решить конфликт – это тянуть время. На сегодня эти люди, украли у нас два года жизни.
P.S.
Третий класс Женя Темников закончил в Киеве опять с отличием. Он староста класса и участник всех олимпиад по математике от школы. Семья Темниковых живет в Киеве с 1 августа 2014 года. Супруги Елена и Владимир Темниковы так и не стали оформлять себе справку переселенца. «С 15 июня 2014 года каждый сам за себя»,- сказал на прощание Владимир Темников. По понятным причинам, герои материала против опубликования своих фото.

1941-й
В 1941 году население города Сталино составляет 400 тысяч человек. Из них больше 100 тысяч отправлены на фронт, остальных задействовали в демонтаже оборудования и по завершению вместе с семьями вывезли по новому месту дислокации предприятия.
21 августа
Военный трибунал за двухдневный прогул приговорил к расстрелу двоих рабочих. Однако, такие карательные меры не стали носить массовый характер.
12 октября
Фактически завершена эвакуация оборудования и студентов Донецкого индустриального института - главного вуза города. Пункт назначения уральский город Прокопьевск. Значительная часть преподавателей и студентов уже на фронте.
13 октября
Три шахты треста «Сталинуголь» (№5, 6 и 5-бис) взорваны.
21 октября
«Шахтерская дивизия» оставила город Сталино.
2014-й
13 июня
"Люди уезжают массово, по последним данным уехали около 5 тысяч, но это лишь те, кто снялся с учета, и уехал надолго. А сколько людей уезжает временно, отследить невозможно", — пресс-служба в Донецкой ОГА.
20 июня
"Нельзя сказать, что Кабмин и раньше не занимался беженцами, но сейчас процесс пошел активнее", — сказала пресс-секретарь Арсения Яценюка Ольга Лаппо.
7 июля
В зоне АТО и на прилегающей территории находится группа представителей ГСЧС, занимающихся обустройством транзитных пунктов для людей, которые будут выходить из зоны АТО. Это лучшие представители ГСЧС", - заявил советник главы МВД Зорян Шкиряк
Помогли выехать уже более чем 2000 беженцам. Каждый день выезжают около сотни человек. Собираем людей в Славянске, Краматорске и других городах, везем до вокзала, или в лагеря для беженцев, на время. Оттуда помогаем переехать дальше, найти жилье, или связаться с родственниками из других городов
сообщали волонтеры на своих страничках в социальных сетях.
С ноября 2014 года Донецкий национальный университет работает в Виннице. В украинский ДонНУ переехали работать около 500 преподавателей и сотрудников (из 760) и учиться - 6 тыс. студентов (всего было более 12 тыс. студентов, примерно четверть из них рассеялись по другим вузам Украины и четверть - остались в Донецке.

30 января 2015 года: Государственная служба по чрезвычайным ситуациям заявила, что готова перемещать мирное население из частей Донецкой и Луганской областей, подконтрольных украинским властям, в безопасные районы. В частности, вывоз населения организуется из Дебальцево и Мариуполя.
"Я не понимаю тех, кто говорит, что нет уже никаких эмоций и реакций. Мол, все атрофировано и даже новости о том, что происходит дома читать не хочется. Я говорить об этом не могу и сейчас. И когда смогу, тоже не знаю", - говорит Екатерина Андреевна. С ней мы сидим в кухне ее съемной квартиры на окраине Мариуполя. В том самом микрорайоне «Восточный», который в январе 2015 года разнесла тяжелая артиллерия. В этой атаке погибли 30 человек и еще более 100 получили ранения. Ее дом остался цел.
Она держит себя в руках, чтобы поговорить «успеть поговорить без слез». И сама себе улыбается: "Знаете, иногда даже перед незнакомыми людьми начинаешь рыдать, когда видишь какие-то только мне понятные воспоминания о прошлой жизни. Наверное, в психологии понимают, что происходит. Это наши последствия травмы, когда есть потребность разделить свою боль с кем-то. Пусть даже не поймут или не станут разбираться".

Где вы жили в Донецке?
— На Петровке. Это была квартира, которую в 53-м году получил мой отец, шахтер. Он вернулся с фронта, опять устроился на шахту и работал до глубокой старости, не смотря на то, что был тяжело ранен в ногу и до конца жизни хромал. Вы не представляете это чувство гордости за него. Он многое нам рассказывал. Это эпоха нашей жизни и памяти. В 1941-м он еще 20-летним студентом отправил родителей в эвакуацию с Сибирь и ушел на фронт. Дошел до Одера. Отца не стало в 2012 году. Он дожил до 91 года.
До какого момента вы оставались в Донецке?
— Пока стены дома были… Донецк обстреливали с Марьинского направления больше месяца. Передовая была в аэропорту и на Петровке с Текстильщиком. Мы, местные жители принимали основной удар на себя. Если бы не ребята-волонтеры, которые раз в несколько дней объезжали наш район с водой и продуктами – мы бы не выжили. Выходить мы решались не часто. Все время гремело. Но знаете, чем горжусь? Никакой паники, отчаяния. Мы двумя квартирами с соседями объединились, помогали друг другу в подвал спускаться. Вместе нам было легче. Но не у всех это получилось. Сама видела, как в августе несколько женщин с криками останавливали какой-то БТР и с кулаками набрасывались на военных.
Дети не предлагали вам уехать?
— У меня сын с двумя внуками выехал тогда на Азовское море. Но я сказала, что буду оставаться дома. Тогда я даже думала, что к 1 сентября вернусь в школу… Правда, с 3 августа стало еще хуже и самые страшные обстрелы. В наш дом попало несколько раз, снесло балкон, пробило стены, все побито внутри, мебель, посуда. Я собрала все, что могла забрать и пошла сначала в подвал, переночевала. Соседи мне дали телефон волонтеров, которые вывозят людей и меня записали на следующее утро. Но мне нужно было с вещами еще как-то добраться до Южного автовокзала! К нам в это время никакие автобусы и машины не заезжали… И я решила пойти с вещами пешком. Спасибо людям – сначала вещи помогли донести, а потом мне машину поймали до вокзала.
Сколько потребовалось на выезд?
— Наш автобус вывозил нас в Мариуполь. Там меня должен был сын забрать. Я почти ничего не помню, кроме того, что плакала всю дорогу. Военные на вокзале, на нас, пенсионерок, автоматы наставляли и заставляли вещи показывать. Слава богу, ничего не отобрали. Потом доехали до Мариупольской развилки, она закрыта почему-то. Начали искать объездные пути. Там несколько автобусов с людьми было и они начали паниковать, вдруг где-то заминировано по проселочным дорогам. Волонтеры, кто нас сопровождали, пытались с военными связываться, просить помощи, сопровождения или сказать, как можно людей вывезти. Но дозвониться никуда не смогли. А в штабе АТО сказали ждать. Тут город опять начали обстреливать, уже с юга начало греметь. Мы остановились под дорогой, нам сказали выйти и сесть за автобус. Вся земля под ногами дрожала от взрывов. Пережидали где-то два часа и опять поехали искать выезд из города. Последнее, что я помню – огромная колонна техники, которая под украинскими флагами шла по трассе на родной Донецк. У меня все потемнело тогда. Мы же понимали, что едут отбивать город и что это значит для еще десятков семей… Как мы можем остаться прежними после этого?
Когда Мариуполь атаковали в январе 2015 года вы не собирались уезжать еще раз?
— Куда? Может быть вы знаете, где нас, дончан, ждут? Некоторые уехали тогда в Днепропетровск и вернулись через пару недель. Жить на голове друг у друга не возможно. Никому мы не нужны. Поэтому, мы ждем. Мы должны ждать.
P.S.
Екатерина Андреевна Мурашко берет учеников на дополнительные занятия математикой в Мариуполе. Сын и внуки живут вместе с ней. После детского лагеря на берегу моря, в котором пришлось прожить с еще одной семьей до холодов, «двушка» на «Восточном» в Мариуполе, кажется им даже уютной. Все «переселенческие деньги» семья уже больше года откладывает на восстановление квартиры в Донецке, куда они собираются вернуться, как только война закончится.
История многодетной семьи Савченко в истории эвакуации Донбасса стоит отдельно. У Татьяны Савченко из Снежнего семеро своих детей и еще столько же приемных. Первой в 2010-м появилась Света.
"Светочку мы с боем из детдома забирали. Когда все оформили, выяснилось, у малышки заболевание позвоночника - кифосколиоз, получила травму в интернате. Иногда я думаю: а что если бы мы не взяли ее? Было видно, что с ребенком никто не занимался, и в будущем, скорее всего, ее ждал интернат для детей-инвалидов. И когда нам некоторые говорили: "Вас обманули, ребенок болен, вы можете ее вернуть…", мы не понимали: как это так "вернуть"? Ее предали родные родители, потом еще мы ее предадим, кому же тогда она вообще поверит?", - удивляется Татьяна.

В июле, когда в Снежном шли тяжелые бои Татьяна Савченко везла детей в лагерь в Днепропетровскую область. Снежное было практически блокаде. В автобусе помимо детей Савченко находились 16 сирот из детского дома вместе с двумя воспитательницами. Ехали в сопровождении машины ГАИ.
"Накануне в Донецке объявили, что всех сирот должны перевезти в Россию. Мы надеялись проскочить на Днепропетровщину, но не вышло - на выезде из Снежного нас остановили вооруженные люди. У нас забрали телефоны и объявили, что детей отвезут в крымский лагерь. Я показывала документы, что это все мои дети, а не сироты из детдома, но никто не слушал", - вспоминает Татьяна Савченко.

Дальше начался кошмар: автобус перегоняли из одного города в другой, но на поезд сесть не получилось. Дети хотели пить, с самого утра никто ничего не ел. В конце концов автобус отправили на КПП "Должанский", где на тот момент уже не было украинских пограничников.
- Нам повезло: одна из воспитательниц спрятала свой мобильный, и я созванивалась с отделом по защите детей Донецкой обладминистрации. Они посоветовали не отдавать детей и делать все возможное, чтобы мы остались в Украине. Воспитательницы же попросили присмотреть за их детьми. Сами они в Россию не собирались, мол, они обычные работницы, а я по документам - мать, какая мне разница, десять детей или двадцать пять? Я согласилась, - говорит Савченко.
Женщина признается: увидев на границе толпу простых людей, немного пришла в себя. Решила: при таком большом количестве народа ей вряд ли навредят.
- Российские пограничники провели меня и воспитательниц без очереди к двум окошкам регистрации. Воспитательницы молча оформляют документы на детей, но я сдаваться не собиралась. И устроила скандал. Заявила, что меня сюда привезли вооруженные люди против моего согласия, что дети по документам - мои, и я их в Россию везти не хочу. Что они не сироты, у них есть семья, и у нас не детдом. Мне сначала не поверили, пришли люди из администрации, я услышала, как кто-то спрашивает у людей с автоматами: вы кого к нам привезли? Через полчаса нас согласились отпустить, - вздыхает Татьяна.


P.S.
Сейчас при поддержке неравнодушных людей и в том числе Общественной Инициативы «Восстановление Донбасса» семья Савченко достраивает собственный дом в Хмельницком.
15 ноября 2014 году Президент Украины Петр Порошенко поручил прекратить обслуживание банковских счетов предприятий и населения в зоне АТО.
По распоряжению Кабмина все бюджетные учреждения должны быть эвакуированы с временно неподконтрольной территории до 1 декабря 2014 года.
До 28 ноября 2014 года Минэнерго поручено разработать план эвакуации предприятий из зоны АТО.
К концу 2015 года в зоне проведения антитеррористической операции на Донбассе работают 109 предприятий-крупных налогоплательщиков, а всего их в Украине чуть больше 700.

Сотни тысяч людей работают на неподконтрольных территория на предприятиях, которые выплачивают налоги в государственный бюджет и обеспечивают валютную выручку на сотни миллионов долларов. Которую мы частично используем для того, чтобы покупать газ. Работники на этих предприятиях получают зарплату на карточки украинского Ощадбанка
Вадим Черныш
Министр по вопросам временно оккупированных территорий и внутреннее перемещенных лиц в Украине
Украинские предприятия, расположенные на неподконтрольных территориях Донецкой и Луганской областей за 2015-2016 годы выплатили налоги в размере 5,7 миллиардов гривен и дали за этот период валютной выручки в сумме 1071,15 млн.дол.
С осени 2014 года сумма материальной помощи внутренне перемещенным лицам осталась неизменной – 442 гривны для трудоспособных граждан и 884 гривны для нетрудоспособных.
С июня 2016 года Кабмин ввел проверки мест проживания переселенцев мобильными группами из представителей полиции, миграционной службы, СБУ и Пенсионного фонда по результатам которых выплаты могут быть прекращены.

До января 2016 года переселенцы обязаны были раз в полгода продлевать соответствующую справку. После отмены этой обязанности СБУ и Минсоцполитики решили проверить, законно ли беженцы получают соцвыплаты, и прекратили начислять деньги 450 тысячам человек. Позже выплаты были возобновлены 80 тысячам переселенцев, которые доказали, что получают их законно.
Заявления первых лиц государства дают уверенность, что это не последние новшества в отношении переселенцев. Какими будут дальнейшие шаги в отношении тех, кто оставил свои дома в Донбассе остается неизвестным.
К окончанию второго года с начала боевых действий на Востоке Украины так и не представлен план восстановления и реинтеграции региона.
* При подготовке материала использованы фрагменты книги В. Степкина «Полная история Донецка», а так же материалы «Комсомольской правды в Украине», «Голоса Украины».
Made on
Tilda